Информационный Портал ShowRoom.ru: Музыкальные инструменты, оборудование и технологии для света, звука, музыки, видео и телепроизводства

Музыкальные инструменты
Световое оборудование, световые эффекты
Звуковое оборудование
Видео и проекционное оборудование, медиасерверы
Телевизионное и оборудование для киносъемок
Мультимедийное оборудование, софт
Студийное оборудование
Конференц-системы, системы оповещения, public-address
DJ оборудование
Лазерные системы, лазеры
Оборудование для кинотеатров
Оборудование сцены
Оборудование для хора и оркестра
Специальная мебель, рэки, кофры, кейсы, чехлы, стойки
Коммутация, кабели, разъемы
Специальная пресса, литература, ноты
WWW-ресурсы
Каталоги звукового, светового, видеооборудования, музыкальных инструментов, услуг шоу-индустрии. Контакты производителей и поставщиков. Новости и обзоры рынка. Статьи. Анонсы выставок и мероприятий.
Подписаться на рассылкуПодписка на новости    карта сайтаКарта сайта    на главнуюНа Главную
 
Новости, События, Пресс-релизы  
    15.02.2015  
    Автор: Александр Щелканов  

МАСТЕР. 25 лет на сцене

 

«Мастер». 25 лет на сцене


Александр Щелканов
Фотографии группы «Мастер»:
Ольга «Alexandros» Дорофеева

В день одного из выступлений группы «Мастер», чуть менее 25 лет назад, состоялся мой первый большой разговор о творчестве с Аликом Грановским. Тогда я уже был хорошо знаком с Андреем Большаковым — одним из основателей группы «Мастер», который в последующем стал и остается моим большим другом. С ним мы и приехали на моей машине задолго до начала концерта в Горбушке. И вот на саунд-чеке выяснилось, что у Алика «сели» и не звучат струны его баса. Расстроенный, он сказал: «Надо было варить... А где теперь это сделаешь?!» Дело в том, что в те далекие годы дефицита бас-гитаристы еще варили струны (да-да, именно варили в кастрюлях – кто не знает, поинтересуйтесь у «бывалых», зачем нужна была эта вынужденная процедура). Поскольку я был на машине, а до концерта оставалось четыре часа, мы и поехали к Алику домой варить струны, чему я был в итоге очень рад. Во-первых, познакомился с замечательным музыкантом и человеком, во-вторых, поел вкуснейшего борща, которым нас накормила матушка Алика, в-третьих, состоялся интереснейший почти трехчасовой разговор о музыке и, в-четвертых, на концерте бас Алика звучал великолепно. Конечно, за эти годы мы встречались много раз, но такой же долгой, размеренной и обстоятельной беседы не случалось, встречи эти, как правило, происходили в суете – на концертах, на выставках… И вот, по прошествии почти 25 лет (тоже своеобразный юбилей), я делаю интервью с группой «Мастер». С «Мастером» в лице Алика Грановского и Андрея Крустера мы встретились на репетиционной базе в помещении студии группы.



Александр Щелканов: Алик, в прошлом году «Мастер» отметил 25-летие творчества. Далеко позади концерты, посвященные 10-, 15-, 20-летию. Я присутствовал на двух последних юбилеях в Москве, и концерт в рамках 20-летия группы запомнился мне невероятным аншлагом – помню, я вышел из зала где-то в середине концерта, а обратно войти уже не смог – зрители стояли сплошной стеной. А как прошли концерты, посвященные 25-летию группы?
Алик Грановский: Мы хорошо подготовились к этому туру. Серия концертов, посвященная 25-летию, довольно успешна – мы сделали концерты в Москве, Екатеринбурге, Ставрополе, Ростове-на-Дону, Ульяновске, Казани, Уфе…
Андрей Крустер (Лебедев): …А начинали этот тур в Украине, где провели концерты в нескольких городах, в том числе в Николаеве, Запорожье, Симферополе…
А.Г.: …И тур этот еще не окончен – нас ждут концертные площадки еще нескольких городов. Концерты прошли очень хорошо, кстати, на некоторых были сюрпризы, необычные гости. Например, известный спортивный комментатор Дмитрий Губерниев, который оказался давним поклонником группы, сказал, что был бы рад спеть с нами на сцене. Мы поймали его на слове и предложили любую песню на выбор. Дима выбрал «Храни меня». За пару репетиций на «чеке» перед концертом мы вполне спелись, и на московском концерте  состоялся дебют Дмитрия Губерниева в «Мастере».
А.Щ.: В наше время такой насыщенный тур – это успех, рад за вас. Андрей, насколько я знаю, ты являешься бессменным директором и звукорежиссером группы. Как сейчас обстоят дела с исполнением райдера на местах?
А.К.: Звукорежиссером – да, а вот название должности «директор» применительно к моей работе администратора я не люблю. Именно как администратор я решаю вопросы с организаторами концертов, все технические вопросы, в том числе исполнение райдера, а также все, что касается транспорта, гостиниц и всего, что связано с организацией и проведением концерта. По поводу райдера — конечно же, не всегда все есть, было бы идеальным абсолютное исполнение райдера во всех городах. Что-то приходится заменять, добавлять, но в принципе в настоящее время особых проблем не возникает —техническое оснащение площадок, наличие той или иной аппаратуры и инструментов в разных городах гораздо выше, чем раньше. Конечно, не везде аппарат в идеальном состоянии, но он есть везде, и «убитый» можно встретить все реже. На самом деле практически все города, которые мы посещаем сейчас, — это места, где мы уже были с концертами, и неоднократно, поэтому везде с прокатчиками у нас хорошие, часто дружеские отношения, так что все вопросы решаются без проблем.
А.Щ.: Каков нынешний состав «Мастера»?
А.Г.: Вокал – Лекс, который работает в группе уже много лет, бас-гитара – ваш покорный слуга, гитара – Лео Фомин, за ударными – Александр Гипс, звукорежиссер – Андрей Крустер. Такой «Ансамбль эконом-класса» ). Все очень талантливые люди, знают, чего хотят от творчества, да и от жизни.

А.Щ.: Перед нашей беседой я вновь прослушал альбомы «Мастера», а последние два – впервые, в процессе чего возникло несколько вопросов. Давно, в начале вашего пути, многие сравнивали «Мастер» с Megadeth, Anthrax и другими подобными группами. Алик, что ты можешь сказать по этому поводу, с кем бы ты сравнил группу сейчас? Мне, например, кажется что группа «потяжелела».
А.Г.: Ты знаешь, мне даже немного странно, что сравнивали с разными группами, в том числе с Anthrax – и звучание, и построение композиций у нас разное. Возможно, имеются в виду те времена, когда в группе работал Михаил Серышев – вокалист с высоким вокалом. Наверно, можно согласиться, что в те далекие годы была какая-то ориентация на некоторые группы, в числе которых Anthrax и Megadeth. Но я всегда считал и считаю, что «Мастер» эксклюзивная группа и по звучанию, и по композиции, поэтому знак равенства я не стал бы ставить ни с какой из западных групп. Нужно иметь в виду что если мы работаем, например, в стиле «треш», есть стилистические рамки — может, это и является побуждением к подобным сравнениям. Но, надеюсь, что все же наша музыка ни на чью не похожа. А по поводу «потяжелела» – наверно, ты сравниваешь с первыми альбомами? Но ведь самый первый «Мастер» очень отличается от последующих, он был своего рода переходным «мостиком» в «Мастер» из «Арии», откуда и вышло большинство музыкантов группы «Мастер». А все последующие альбомы хотя и отличаются друг от друга, но в самой большой степени именно от первого, потому что все они, несомненно, «тяжелее». С другой стороны, мы не поступаем так, как делают некоторые группы: однажды найдя «свое» звучание, наработав несколько хитов, они много-много лет «сидят» на этом. А когда вдруг приходит время что-то менять, в том числе в угоду так называемой «современной» публике, эти попытки оборачиваются неудачами. Я считаю, что каждый наш альбом имеет свое лицо, мы стараемся развиваться внутри стиля, возможно, именно благодаря этому нам не приходится делать неожиданных отчаянных бросков из стороны в сторону, чтобы поймать и не упустить своих слушателей – мы развиваемся и меняемся вместе с ними.
А.Щ.: Вполне с тобой соглашусь. Например, когда я слушал альбом «VIII», который, казалось бы, мог быть «дежурным», потому что время пришло выпускать очередной, но  – нет! Это полноценный альбом со своим звучанием и с абсолютно свежим смысловым содержанием текстов. И в нем я не слышу каких-то «современных», кислотных звуков, которые часто используют музыканты для «осовременивания» своих композиций.
А.Г.: Ты знаешь, какие еще метаморфозы происходят в творчестве? Вот, например, в какое-то время вошла в моду «альтернатива». И когда некоторые старые группы пытались «заигрывать» с этим стилем для привлечения к себе интереса опять же той самой «современной» публики, у них в основном ничего не получалось. Причина проста – они музыканты другой формации, они иначе мыслят, чем те, кто создавал «альтернативу». Они живут в другой системе координат, они не выросли вместе с той же «альтернативой», а просто попытались вскочить на ходу в поезд, который, как им показалось, идет в правильном направлении, в богатые края. А он просто шел туда, куда надо тем, кто сел в него на начальной станции и кто знал, зачем они туда едут. Могу привести в качестве примера даже одну известную, мощнейшую группу мирового класса, музыканты которой пытались привнести что-то из «альтернативы» в свои композиции, но получалось это не лучше, чем у Korn, Limp Bizkit и групп, работающих в подобном стиле. Так какой же смысл в таких «компромиссах»?! Поэтому я считаю, что в том стиле, в котором мы работаем, нет необходимости вставлять какие-то, как ты сказал, «кислотные» фишки – для этого существуют другие стили. И потом, что значит «современные» звуки? Это настолько растяжимое понятие. Все эти «кислотные» звуки я слышал, например, у ELP уже в начале 1970-х – Эмерсон умело управлялся с ними на своем суперсинтезаторе. Или послушай  Gentle Giant – еще более замороченная группа в плане работы со звуками. Не говоря уже о ранних экспериментах Pink Floyd. Так что то, что кажется «современным», в той или иной степени уже звучало. И когда это в рамках стиля, это гармонично и обоснованно.

А.Щ.: Кто писал вещи на последний альбом?
А.Г.: Тексты – наш бессменный автор Маргарита Пушкина, музыку написал я, и каждый музыкант группы написал для альбома по одной вещи. Кстати, к новому альбому мы приступаем не только с Ритой, с нами будет работать и новый автор – Виктория Капитонова.
А.Щ.: У кого появилась идея сделать альбом «По ту сторону сна»?
А.Г.: Идея Маргариты Пушкиной, это был некий эксперимент. Обычно мы даем Рите музыку, «рыбу», на которую она пишет текст. Тут же все было наоборот – мы делали музыку на Ритины тексты. На этом альбоме мы раздвинули рамки своего стиля, а где-то и совсем от него отошли – в нем есть и прогрессив, и джаз-рок, и даже фольклор. Работа получилась достаточно интересной, это такой «театральный» альбом.
А.Щ.: На этом альбоме очень интересный женский вокал.
А.Г.: Да, мне тоже нравится. В записи принимали участие три вокалистки – Алена Ярушина, дочь создателя и бессменного бас-гитариста «Ариэля» Валерия Ярушина, Оксана Кочубей и Ольга Дзусова.

А.Щ.: Каким составом писался альбом «VIII»?
А.Г.: Тем же составом, что и сейчас, кроме ударных — за ними поработал Олег Ховрин (Кобра). И еще гитарист Андрей Смирнов принимал участие в записи.
А.Щ.: Представь себе международный состав группы «Мастер» – каким ты его видишь?
А.Г.: Вопрос… Никогда не думал об этом. Ты имеешь в виду, с кем бы я хотел посотрудничать?
А.Щ.: Не совсем так. Именно международный состав группы «Мастер». Как, например, условная сборная мира по футболу.
А.Г.: Это очень сложный вопрос. Раз уж ты спросил, отвечу, что есть масса музыкантов, с которыми я хотел бы поработать в рамках группы «Мастер» – кого-либо выделить я просто не могу, это нереально. Хотя могу назвать одного — Нил Пирт, барабанщик Rash. Мне нравится, когда в барабанщике сочетается умение работать во многих стилях, в том числе старых, с новыми, современными техниками исполнения. Нравится, когда ударник гибок.

А.Щ.: Понятно, ведь Rash — одна из твоих любимых групп! Какие еще стили тебе близки, в чем хотелось бы поработать?
А.Г.: На этот вопрос ответить легко. Мне интересно играть и арт-рок, и джаз-рок, это тоже мое. Ты же знаешь, что у меня есть сольные работы, где я играю совершенно в другом стиле, чем в рамках «Мастера». Я вполне владею этими техниками, но так получается, что на сцене мне нравится играть именно тяжелую музыку, то есть то, что я и делаю. Мне она ближе и по настроению, и по состоянию музыканта на сцене, и по исполнению на сцене – именно в этом стиле я чувствую себя на сцене абсолютно комфортно.
А.Щ.: Давайте поговорим о технической стороне. Во-первых, расскажите, на чем вы записываетесь – как я понимаю, в настоящее время вы не пользуетесь услугами сторонних студий и вам вполне достаточно собственного оборудования?
А.Г.: Да, мы обходимся своими силами. Если рассказывать о студии, начну с помещения. Наши друзья и партнеры любезно предоставили нам помещение и для репетиций — небольшой, уютный зал со сценой, на которой и стоит наша аппаратура, и студийную комнату, в которой мы сейчас и находимся. Как ты видишь, комната грамотно заглушена, не сплошь, а частями – для этого с нами работал специалист-акустик. Он сделал необходимые замеры, рассчитал конкретные места установки и размер поглощающих панелей из специального материала, по углам комнаты установил акустические ловушки. Так что акустически помещение подготовлено, и звук при записи нас вполне устраивает – осталось сделать небольшой косметический ремонт.

А.К.: Что касается технического оснащения студии у нас в числе другого оборудования собственный очень хороший бэклайн, который мы всегда возим на концерты, благодаря чему избегаем многих проблем. И вот часть его по мере необходимости используется в студии и при записи инструментов. Также есть полный парк микрофонов, в том числе студийных, новый цифровой пульт Allen & Heath GLD-80, который мы используем в студии как сумматор, а также пользуемся его встроенными обработками. Запись и сведение мы делаем на Pro Tools, установленном на Mac. То есть ничего лишнего, но есть все необходимое для того, чтобы сделать качественную студийную запись: гитарное усиление, инструментальные микрофоны для снятия сигнала с кабинетов, студийные вокальные микрофоны для записи вокала, высококачественный пульт с большими возможностями, и в конце цепочки – Pro Tools, о достоинствах которого говорить излишне. Все, что приобреталось, приобреталось под задачи звукозаписи именно группы «Мастер», у нас нет в планах строить коммерческую студию звукозаписи.
А.Щ.: За пультом ездили за рубеж или приобрели в «МиксАрте»?
А.К.: Конечно, в «МиксАрте», по нормальной цене, зачем куда-то ехать? У нас давние и очень хорошие отношения с Дмитрием Модиным (владелец и руководитель компании МиксАрт — А.Щ.), он всегда помогает музыкантам сделать правильный выбор инструментов и оборудования. Мы очень благодарны Дмитрию, в том числе за то, что он посоветовал под наши задачи взять именно Allen & Heath GLD-80, чем мы теперь вполне довольны.

А.Г.: Что касается программ, некоторые предыдущие альбомы мы писали в Samplitude. Неплохая программа — альбомы  «Акустика», «Классика», записанные именно в ней, получились достаточно яркими по звучанию. Потом по воле случая мы перешли на Steinberg Nuendo — писали «33 жизни». Этот альбом нам любезно предложил продюссировать Александр Львов, а он очень хорошо знал Nuendo. Первоначально дорожки были записаны в Samplitude, Саша попросил их перекинуть в Nuendo. Кстати, альбом получился неплохим. Нам показалось что при переходе на Nuendo звук стал теплее. Хотя со временем мне видится, что, может быть, не теплее, а просто «помутнее» по сравнению с Samplitude. Но это мое личное мнение.
А.Щ.: Алик, а что ты используешь для записи вне студии?
А.Г.: Звуковая карта – рэковая RME, хорошего среднего класса. Пишу в Pro Tools на Mac. Для записи гитары перед звуковой картой использую компрессор и ламповый предусилитель. Иногда использую реампинг – прогоняю записанный материал через кабинет и вновь записываю. Хотя в некоторых случаях пользуюсь и программными эмуляторами кабинетов – при наличии времени для поиска различных вариантов звучания и нахождения нужного можно достичь неплохих результатов.
А.Щ.: Со студией разобрались. Что касается прокатного аппарата — как вы ранее сказали, у вас есть интересный проект?
А.К.: Да, давай перейдем к сцене. Про бэклайн и микрофоны я уже рассказал. Что касается барабанов, у нас несколько установок, в том числе заказная японская Tama и Yamaha. Опять же особо хочу упомянуть про последнее приобретение, которым стал пульт Allen & Heath GLD-80, купленный как для концертной, так и для студийной работы. Это вполне универсальный 48-канальный цифровой пульт с очень большими возможностями. Он звучит отлично, несмотря на то, что цифровой, — звук достаточно теплый, практически аналоговый. К нему же мы приобрели 64-канальную карту Allen & Heath M-Waves. Кстати, через GLD 80 можно писать концерт — суммарный сигнал прямо на флэшку, что очень удобно в определенных ситуациях. И еще одно большое удобство для нас – запись в память пульта наших сцен, которые просто немного корректируются на конкретной концертной площадке, это позволяет избежать долгих настроек пульта. К тому же он очень удобный в плане интерфейса – после аналогового пульта перейти на работу с ним достаточно несложно, и мобильный, что важно для концертных туров. Я, как и многие звукорежиссеры, после долгих лет работы на аналоговых пультах не очень люблю цифровые, но с GLD-80 разобрался очень быстро и мне работать с ним легко и удобно.
Что касается сценического звукоусиления — это и есть важная часть нового совместного проекта. Дело в том, что наш друг и партнер Павел Панов является владельцем прокатного звукового комплекта мощностью около 25 кВт – усилители, порталы, мониторы, другое необходимое оборудование. И у нас появилась идея как совместного использования аппарата, так и возрождение гастрольной деятельности «Мастера» в формате тех давних времен, когда группы ездили со своим аппаратом. Это практически сводит к нулю проблемы, которые так или иначе возникают при работе с чужими бэклайном, пультом, мониторами и портальным звукоусилением – теперь все это у нас свое. Кроме того, на этой базе, где мы сейчас находимся, есть отличная возможность устанавливать разборную сцену и проводить небольшие концерты и фестивали, что также в наших планах. А подробнее о комплекте позже расскажет сам Павел Панов.
А.Щ.: Спасибо, Андрей. Алик, по поводу работы на сцене — я не видел, чтобы вы пользовались ушными мониторами. В чем причина: это дань стилю – картинка сцены с живой мониторной линией придает мощи и солидности, вокалисты и гитаристы любят поставить ногу на монитор – и это выглядит круто), мониторы дают больше драйва при работе?
А.Г.: Если первые две причины можно назвать шуткой, хотя в каждой шутке есть доля истины, то третья все же ближе к правде. У нас есть система ушного мониторинга, но мы ею практически не пользуемся. Чтобы было понятнее, я могу привести слова одного музыканта, который сравнил работу в ушных мониторах с сексом с резиновой женщиной и с безалкогольным пивом – процесс идет, но кайфа нет. С ушными мониторами теряется много важного при работе на сцене, в особенности в том стиле, в котором мы работаем, – с мониторной линией ты ощущаешь саунд концерта, пространство сцены, единение с залом. В ушных мониторах есть какая-то стерильность, они как бы уводят тебя со сцены в другое пространство. В том числе возникают проблемы: некоторые исполнители, например, подключают в мониторы клик, и вот представь себе, если все в ушных мониторах и четко работают в клик, группа может потерять важные вещи, такие, как небольшие замедления и ускорения, то есть именно живую музыку. Или, например, кто-то из группы не пользуется ушным мониторингом, а кто-то с ним – можно разъехаться «кто в лес, кто по дрова». Конечно, это удобно, но мне кажется, что это не для нашего стиля. В более «спокойных», скажем так, стилях некоторые исполнители и вокалисты включают в ушные мониторы даже подклады и инструменты, которые вообще не звучат в данном концерте со сцены – исполнитель и зритель получает разную музыкальную картинку. Не думаю, что это способствует единению с публикой. Ну а что касается «поставить ногу на монитор» – известная фишка, но можно и без нее обойтись и придумать что-то другое. Ты же помнишь, как гармонично стоит на одной ноге Йэн Андерсон (Jethro Tull) со своей флейтой? Хорошо смотрится! И бас-гитарист Yes Крис Сквайр, как я замечал, также играет на бас-гитаре на одной ноге – наверно, ему так удобно, а смотрится прикольно). Мне кажется, что это старая британская фишка еще из 1960-х годов, а может, даже из средневековья. Так что причина глубже, и, надеюсь, я объяснил понятно.
А.Щ.: Вы также не пользуетесь инструментальными радиосистемами. Знакомый специалист по звуку, когда я задал ему вопрос, почему не все гитаристы пользуются радиосистемами, объяснил, что радиосистемы в отличие от кабеля все же в какой-то степени обедняют сигнал.
А.Г.: И он абсолютно прав. Я пользовался радиосистемой – мне очень нравилось, что она дает большую свободу на сцене, ведь, как ты знаешь, на месте мы не стоим…
А.Щ.: Мягко говоря…
А.Г.: …Ну да. Но вот по какой-то причине на очередном концерте мне пришлось вновь воспользоваться «шнуром». Я вдруг услышал ТОТ звук, который был у меня до перехода на радиосистему, и он был гораздо «вкуснее». После этого к радиосистеме я больше не вернулся.
А.Щ.: Алик, перед нашей беседой ты упомянул, что готовится новый альбом. Расскажи подробнее, на какой стадии вы находитесь?

А.Г.: Да, мы постепенно готовим новый материал, и четыре композиции уже записаны полностью. Но если уж мы начали разговор о путях и проблемах творчества, я могу сказать честно о том, что в настоящее время притормаживает работу. Это досадная ситуация – если раньше мы понимали, что обязательно надо писать новые вещи, выпускать новые альбомы и в связи с этим делать всяческие акции в поддержку, то теперь, при нынешнем положении в стране вообще и в музыкальном бизнесе в частности, о котором ты знаешь, иногда трудно найти побуждение к творческому процессу. Многие рекорд-компании закрылись, где издаваться – непонятно, поэтому часто не хватает настроения сесть и сделать новый материал. Понятно, что это нужно, но перспектива туманна. В конце концов это наша профессия, которая должна приносить доход, а при нынешней ситуации, когда сегодня можно скачать в Интернете то, что вчера вышло в свет на диске, трудно себя мотивировать на творчество. К примеру, я знаю, что один наш очень известный композитор, певец и музыкант имеет «в столе» уже много новых песен, которые никто не слышал. Но он заявляет, что выпустит их только в том случае, если в нашей стране наконец-то появятся реальные авторские права, и я вполне его понимаю. Конечно, если бы нам было сейчас от двадцати до тридцати, если бы мы были «подающей-надежды-группой-в-начале-пути», можно было бы закрыть глаза и не думать об этих проблемах, а работать на раскрутку. Чтобы о нас узнали, чтобы появились свои слушатели, самим все выкладывать бесплатно в Интернет. Но мы же, как сказал Дэвид Гилмор, уже «взрослые дети» и альтруизмом заниматься в наши годы просто неприлично.

А.Щ.: Надо на какой-нибудь большой стене написать, что музыкант – это профессия, а каждый труд обязательно должен оплачиваться.
А.Г.: Ну да, придется. Я обо всем этом говорю только для того, чтобы подчеркнуть современное положение вещей в индустрии, но это для нас не повод останавливаться на достигнутом. Мы работаем, полны сил, идей и движемся только вперед.
А.Щ.: Спасибо, Алик, спасибо Андрей, как мне видится, мы достаточно ярко осветили нынешнее положение дел и планы группы «Мастер» и, как говорят начинающие теле- и радиоведущие, на этой светлой ноте…
А.Г.: …Мы можем перейти к чашечке чая.
А.Щ.: С большим удовольствием. Удачи вам, успехов, сил и свершения все творческих планов!
Из-за снежных заносов и автомобильных пробок в тот вечер Павел Панов приехал на базу в самом конце нашей беседы и вкратце рассказал о прокатном комплекте своей компании. А также о том, что со своим оборудованием он работал с такими звездами, как Лев Лещенко, Валерий Леонтьев, Лариса Долина, «Мастер», «Ария», Кен Хенсли, «Хор Турецкого», «Любэ», «НА-НА», «Цветы», Любовь Успенская, Леонид Агутин, Томас Андерс, Сосо Павлиашвили, «Ариэль», Пелагея и многими другими. С 2002 года со своим самарским партнером Андреем Самыкиным Павел Панов постоянно осуществляет техническое обеспечение фестиваля авторской песни им. Валерия Грушина.



ОБОРУДОВАНИЕ И ИНСТРУМЕНТЫ МУЗЫКАНТОВ ГРУППЫ «МАСТЕР»

Алик Грановский, бас-гитара
Гитары:
Fender Jazz Bass, 1973 и 1975 г.в.
Rickenbacker 4001, 1973 г.в.
Warwick Streamer Stage 2, 1988 г.в.
Усилители и кабинеты:
Ampeg SVT Classic
+ 2 кабинета 1x15”, 4x10”
Приборы обработки:
Компрессор MXR
Преамп SansAmp PSA1
Преамп Avalon U5


Александр Гипс, ударные
Барабаны:
TAMA Starclassic Maple
20”x22” Bass Drum
6”х8” Tom Tom
8”x10” Tom Tom
9”x12” Tom Tom
11”x14” Tom Tom
14”x16” Tom Tom
5.5”x14” StarClassic
Brass Snare Drums
Тарелки:
17” Sabian Rock Crash HH
18” Sabian Rock Crash HH
20” Sabian Rock Ride HH
18” Sabian Dark Chinese HH
14” Turkish Custom studio Hi-Hat
10” Bosphorus Gold Splash
Педали:
TAMA HP-35 Camco TW
Палочки:
TAMA О214-B Oak


Лео Фомин, гитара
Гитары:
Jackson Kelly
Jackson Soloist
Gibson Les Paul Custom
Dean Dave Musteine
Cort Les Paul
Ovation Legend
Усилители и кабинеты:
Marshall Jcm 2000 Dual Super Lead
 + кабинет Marshall 4х12”
Mesa Boogie Triple Rectifier Solo Head + Mesa Boogie 4x12” Rectifier Standard Slant Cabinet
ENGL Invader 100 Head + ENGL
E412GS Pro Slanted Cabinet
Эффекты и педали:
Roland & Boss:
Tuner
Overdrive
Noise Gate
Chorus
Flanger
Delay
Микрофоны:
Shure SM57
Audio Technica AE3000



ПРОКАТНЫЙ КОМПЛЕКТ

Портальное оборудование*:
EAW, суммарная мощность 24 кВт
RCF, суммарная мощность 18 кВт
*В ближайших планах приобретение
линейного массива d&b

Микшеры:
Основной пульт Allen & Heath GLD-80
с картой Allen & Heath M-WAVES
(возможность многоканальной
концертной записи)

Мониторы:
DAS ST32

Бэклайн:
Laney GH100L
Marshall 2000
Ampeg B2 400
и другие аналогичные приборы

Барабанные установки:
Yamaha Stage Custom Standard
TAMA  Imperialstar
Mapex


Официальный сайт группы «Мастер»
http://www.master-rockgroup.com/

Источник: Журнал ШОУ-МАСТЕР

Источник: Журнал ШОУ-МАСТЕР

 
подписаться на рассылку
 
  Назад  
  Другие статьи:  
   
   
   
Статистика
Фирм - 312
Брендов - 1940
Магазинов - 159
Товаров - 5706

                 21.07.17
новости · выставки · статьи · о проекте · помощь · бренды · магазины · фирмы · организации · услуги

Контакты: info@showroom.ru
Тел. (495)739-93-39

Copyright © 2004-2017
«ShowRoom.ru»

Создание сайта:


Rambler's Top100

     
     Обращаем ваше внимание на то, что данный сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 (2) Гражданского кодекса РФ.     
     Все цены, указанные на странцах товарных позиций заявлены нашими партнерами на момент размещения информации. Будьте внимательны: мы не отслеживаем и не корректируем изменение рублёвых цен в зависимости от роста или падения иностранной валюты, поэтому цены, указанные до 2015 года, могут быть значительно ниже актуальных.